Kvellisa
Я тыщу планов отложу На завтра. Ничего не поздно. Мой гроб ещё шумит в лесу. Он — дерево, Он нянчит гнезда. © Франтишек Грубин
Для начала:

Выпуск (песня)

Грянула ночь. Последняя. Хлопнули двери.
Это беда предвидена и страшна.
Мы не люди давно: мы оскалили зубы, мы вздыбили перья.
Мы не люди давно, и в этом не наша вина.

Вы не знаете, дети (волчата, птенцы…),
Вас закрыли, заперли – там:
Лихорадило Дом, как от яда вакцин,
Мы платили за всё – по счетам…

Море крови разлилось среди пустоты –
Всё не в счёт, всё не в счёт.
Ты кораблик сложи, ты кораблик пусти –
Пусть плывёт, пусть плывёт…

Грянула ночь. Сверкнули ножи-стилеты…
Грянула ночь. А с нею – не драка: бой.
Кто достоин – остались: души – в Лесу, а кровью стены согреты,
Остальные ушли, унося свой Дом за собой…

Вы не знаете, дети – вам лишь предстоит:
Эта ночь в тишине этих стен…
Будет счастлив из вас тот, кто будет убит,
И останется здесь насовсем…

И не важно уже, кто хорош, а кто плох:
Ты послушай, ты послушай,
Сколько выпустил Дом, сколько – в стены ушло?
Наши души, наши души…


Грянула ночь… Последняя… Новая смена
С утром, как кошка, прокралась в притихший Дом…
Мы постарались для вас и кровью своей расписали стены,
В этих стенах – немой вопрос: «А что же потом?»

Вы не знаете, дети…но только пока,
Цену крови и каждого слова.
Только капает чёрная кровь с потолка
В зрячие руки Слепого…

Море крови разлилось среди пустоты –
Всё не в счёт, всё не в счёт.
Ты кораблик сложи, ты кораблик пусти –
Пусть плывёт, пусть плывёт…



А теперь - своеобразная "галерея" - монологи обитателей Дома:

Лорд

Я закрываю ладонью лик Королевы…
(Эти волосы – пламя, в глазах – вековая тьма…)
Я – картёжник, Дракон и Эльф, я – комочек нервов,
Я – колясник четвёртой, давно сошедший с ума…

Я пришёл к тебе, невесомый, смотрел, как спишь ты
Несгорающей ведьмой с пламенем в волосах.
Я хотел быть ближе. Был, да, наверное, слишком:
Я случайно тебя разбудил, и проснулся сам.

Повалиться в траву – только нету травы… я хотел бы бежать – только ноги мертвы…я хотел быть с тобой – только ты далеко, этажи между нами и стены.
Ты – влюблённая в Дом королева огня, ты – горенье, пожар, и тебя не унять, ты когда-то наверно полюбишь меня…

(Но не будет Дракон неизменным.)

Видишь ты шестерёнку на шее моей? Мне Хранитель сказал (среди прочих речей): «Всё получится, друг, но – забудешь, зачем...». Только я старику не поверил.
Разве можно забыть этот смех? Этот взгляд?
Я закрою глаза.
Я шагну наугад…

…Вот он, личный мой Рай, вот он, личный мой Ад!
Вот тот Дом, что был мною потерян!


Я хожу по дорогам, я – Эльф, потерявший Лес.
(Эти ветви – живые руки, и в них тепло…)
Это – вечный день, это – вечный «сейчас» и «здесь»…
(Пусть светило взошло…и село…и вновь взошло…)

Я ищу, ищу, свой взгляд погружая в даль –
В эту даль извечную, там, где слова и пыль.
…Я нашёл свой Лес, я счастлив! И я устал…

И о чём-то, кажется, всё-таки я забыл…



Рыжий

Этот Дом…зелёный. Зелёные стены и лица – если зелено всё, значит мир продолжает жить.
Эй, не дрейфь, чувак, если хочешь чего-то добиться! Рядом сядь со мной, и…хватит уже курить…

Крысы! Всюду Крысы! Молчалив и тих
Дом без них, как будто обескровлен.
Крысы! Всюду Крысы! Я один из них,
Я из тихих психов – самый тихий псих,
Я живуч, ходяч и вечно болен…


Сложно поверить в чудо, вылететь из окна, если тебя сковали покой и сытость. Знаешь, проще простого – тупо сходить с ума, если поверил в собственную «убитость».
Белые комнаты, помню. Как скорлупу яйца. Я зарождался там…или – заражался? «Он не жилец», твердили, «Сам соглашается…»
Я соглашался, помню.
Я соглашался…

Крысы! Как обычно – всюду и всегда:
Капли крови, вой и клоунада.
Крысы – это сила… Лезвия достань!
Кто ещё их носит среди прочих стай?
Впрочем, стая – это ведь не стадо…


…Этот зелёный Дом и зелёный мир…
Шумно и муторно. Грязно. Крысиный бред – эта извечная битва за личный сыр…
…Ну а за мною с шуршаньем летит пакет – вкрадчиво так, мурашки бегут по спине. Гаденький демон, мечтающий облепить…

…Знаешь, чувак…
Смотри: увидишь меня во сне – значит, тебе не долго осталось жить….



Сфинкс (Дому и Другу)

Спасибо.

Это всё, что ныне можно сказать, придя к тебе. К тому, что с тобою стало…
Мы были.
Мы знали больше, чем нужно кому-то знать. Мы были твоими, и этого не скрывали…

Прости.
За мысли.
Злобу.
За слепоту.
Неправильно всё: это я был слеп, это он был зрячим.
Я правду знал, конечно…но только не ту, не ту, не зная, не думая – что же всё это значит…
…А я поучал, смеялся, я мнил себя знатоком, бесился от беспомощных, злых вопросов…
Теперь – не смогу ответить, кто же я был таков в том мире, где всё загадочно так и просто…

В том мире, от которого
осталось три стены.
В том мире зло разбавлено душою.
На этих стенах нет, и не было вины,
Как не было ни для кого покоя…

Спасибо, друг. Ты знал, что я вернусь. Ты отпустил меня, как листик – ветка.
Я сделал это выбор. Я не жалею – пусть! Я до конца остался человеком…

(… Спасибо, друг…
Я знаю, чего хочу. Ты знаешь тоже, в этом я уверен. Прошу тебя, попробуй… попробуй пожить…чуть-чуть… Пожить, не прячась за двери. Те самые двери…
Ты знаешь, о чём я… Ты будешь мною ведом. Так вёл меня ты сквозь детство и вопль задир, пытаясь меня заставить любить этот чёртов Дом… А я помогу любить этот чёртов мир и видеть его сквозь хрупкость и слепоту, видеть его ладонями… Ты умеешь…
…Ты чувствуешь дрожь дороги? Как будто шальной батут… Дорог в этом мире не меньше, чем там. Не меньше…)


…Ты был… Из стихов и красок, и трещин – до самых жил, вмещая всё то, что мы могли...и могли бы…
…Мы были… Нас много – разных, и каждого ты простил…
И вот за это – спасибо тебе…

Спасибо.



Македонский

«Чуда! Чуда нам!!»…помилуй, Боже… Руки – в кислоте, из горла – стон…
(Красными веснушками на коже проступал сквозь Ангела – Дракон. А Дракона в перьях не удержишь, разве – в кандалах да на цепи…)
Облачили в белые одежды, заперли, заткнули – всё, терпи, подавай им чуда, да на блюде, чтоб резной каёмочкой края… Вот и детство…служба. Этим людям! (чтоб огонь им в сердце, в горло – яд)
Отпусти, старик… Тебе ли править, коль не ты справляешь «чудеса» этим всем… Чудовищным удавом ухмыльнулся, глядя мне в глаза… Отпусти! Пожалуйста! Ты слышишь?! Тщетно. Взгляд пустой… Смеётся высь, я бескрыл…
(огнём пока не дышит)
Ты…хотел чудес? Так подавись!!!
Подавился… Вот вам, «братья», чудо! Отпустите с миром, я молю…
(Нет, не шёл – вели. Вели. Оттуда – сразу же в «приличную семью»)…
Дом…дома. Столпились тусклой грудой, взгляды окон – хуже кислоты. Этим и не нужно было чуда – никакого. Только так, понты, скука, ящик, школа – вот основы, дружно вырастающие в клеть…
…от чудесоманов…
…от бритоголовых…
Не уйти мне! Только умереть…

…Ты был смертью, Дом… Спасеньем, замком… Тёплый угол, бесиво…покой... «Без чудес!» - один сверкнул глазами. «Чуда мне!» - оскалился второй…

Слово «чудо» стало страшным словом, ненавистным, душащим ярмом...частью тела и утробным зовом, тем, чем был, по сути, этот Дом…

«Чуда мне! Гони его…» - из Дома стен не выкинешь, как не крути. Будет чудо, да…без дыма-грома, только не ему – тебе уйти…

…А на мне – вина… И жжёт проклятье, и свербит. И душат злые сны. И ни кислотой, ни белым «платьем» не отмоешь душу от вины…

Я живу. И я давно не Ангел – растворился белокрылый бред. Я живу, как все, и нишу занял. Нужен всем! Вот только счастья – нет...


Крыса

Мой мир десятками зеркал –
по телу…
Ну что ты смотришь на меня
несмело?
«Ножи на пальцах», говоришь?
Ну что же…
Возможно, ногти на ножи
похожи…

Оскал под маскою скрывать –
зачем?
… «Ножи» на пальцах,
крыса на плече…

Асфальт, траншеи, дороги, трассы – усталый город, двойная жизнь… Смешно! Да кто бы и посмеялся. Но окружили – «Дай!», «Покажи!»… Я приношу им осколки, эхо того, что дышит вне этих стен. Я будто маленькая прореха для всех, попавших в уютный плен, для всех, кто вне и дышать не может… Я не крылата, но я – Летун…

…Один сородич мой вколот в кожу, другие – вечно не на виду...

Я возвращаюсь… Домой. А в Доме – сползу бессильно на твёрдый пол. Вокруг – виденья маячат сонмом…
Мой мир отрывочен и изломан, не сформирован, не прорисован, как воздух – призрачен, юн и гол…

…Юн ли? Будто пиджак ношеный,
В бесконечности – крик совий…

…У тебя на губах – крошево
Штукатурки и пятна крови…
И спина у тебя изрезана
В лихорадочной, злой истоме…
Извини!
Я случайно.
Лезвием…

…Под каким из ногтей –
не помню…



@темы: Дом, в котором..., Глюк.Живой.Ходячий.